Гадание игральными костьми и метание жребия

Игральные кости в России: гадание, жеребьевки и азартная игра.

Метание жребия и игральных костей известно со времен Шумерской цивилизации и расцвета культур долины Инда. В той или иной форме эту практику можно найти в различных культурах, причем славянская не является исключением. Действительно, в числе редких сведений о дохристианских славянских гаданиях сохранился рассказ Саксона Грамматика в Gesta Danorum, где описаны магические практики балтийских славян. В частности, упоминается языческий жрец, который бросает три кусочка дерева, окрашенные с одной стороны в белый, с другой — в черный цвет: белая сторона означает удачу, черная — несчастье.

Страница из французского руководства для гадания игральными костьми (1534)

Кажется, для славян это наиболее раннее описание того, что на Руси называли зернь: маленькие кусочки костей с черными и белыми сторонами, которые могли метать как монетки (орел или решко?) и которыми держали пари на чет или нечет. М. Гутри в своих Русских ночах (Noctes Rossicae) описывает маленькие камешки, раскрашенные сходным образом; по его словам, их называли кручки (кружки?) и применяли для гаданий: если большинство оказывалось белыми, то ожидали добра, черными — худа.

Механизм бинарного выбора очень часто встречается в магии и гаданиях, и Россия в этом не отличается от других частей Европы. Здесь и унаследованные от древних понятия о днях добрых и злых; и представления о том, что дьявол не любит нечетных чисел, ибо они любезны Богу — Numero Deus impare gaudet (Vergil Ecloguae, viii, 75), и метание монеты; и ритмический счет типа любит — не любит и т.д. В Пинске считали, что если тело покойницы омывают четное число людей, то она станет русалкой.

Практика, описанная Саксоном Грамматиком, сохранилась в целом ряде народных гаданий. Например, бросают три каравая и смотрят, сколько из них упадет коркой вверх (это часть гадания перед строительством дома: все три каравая упадут подом книзу — добрый знак, два — ни плохой, ни хороший, один или ни одного — знак дурной). Есть простейший крестьянский способ узнать, много ли наберешь грибов: под пение соответствующей случаю песни перед собой бросают корзинку; если она упадет на донышко — значит, вернешься с полной корзинкой, если дном кверху, вернешься с пустыми руками, если набок — то с половиной корзинки. Оказывается, некоторые подобные практики имеют своим источником еврейские народные гадания, будто бы из Esclavonia: в них использовался обрезок ветки, у которого кора была ободрана только с одной стороны. Гладкая сторона называлась женщина, грубая — мужчина. Обрезок дважды подбрасывали, и если в первый раз сверху оказывался мужчина, а затем женщина, то это считалось добрым знаком, если наоборот — дурным; если же дважды выпадали одинаковые стороны, то знак считался средним.

Использование костного развода осудил как греховное в первые века христианства Климент Александрийский в Paedagogus, а два века спустя — Иоанн Златоуст в Ad populum Antiochenum homilia (XV, 4). Затем эти осуждения были подтверждены на VI Вселенском (III Константинопольском) соборе и в IX веке — в Номоканоне Фотия: там метание костей фигурирует рядом с шахматной игрой. В Новгороде XII века кости использовали и как часть гадания по книге (о библиомантии было сказано выше). Шахматы и кости (леки и зернь) были прокляты и в русской версии Номоканона, известной как Кормчая. В 1551 году Стоглав в главе 42 запрещал детям боярским и людям боярским азартные игры зернью, пьянство, разгульное поведение, как и пренебрежение своими обязанностями. Кажется, те же проблемы заботили московский двор и в дальнейшем, поскольку царь Михаил Федорович счел необходимым около 1630 года запретить русским продавать свои земли иностранцам на том основании, что они деньги пропивают и проигрывают в зернь.

Хотя зернь (игральная кость), из чего бы ее ни изготовляли, могла иметь кубическую форму, ее использовали только для бинарного выбора, леки же, скорее всего, имели числовые метки; оба названия встречаются с эпохи Киевской Руси, но не всегда очевидно, что зернь и леки различались. Марк Ридли в своем Словаре русского языка конца XVI века приводит множественное число — зерни без дальнейших комментариев и, по-видимому, находит русские игральные кости похожими на английские; это предположение подтверждается и приведенным ниже стихотворным описанием Турбервиля. Зернь или леки могли быть теми самыми волшебными костьми, которые в XVI веке осуждаются в Домострое, хотя в другом месте этого текста запрещается именно зернь, наряду с шахматами и тавлеями (т.е. шашками). Практика метания, которая, вероятно, означала кидание костей, упоминается в литературе с начала XV века, а в Индексах отреченных книг — с XVI, но нигде конкретного описания не получила. В гадательных книгах меть, — как правило, комбинация очков трех костей, брошенных одновременно.

Другое название — бобы — также можно найти в описаниях того, как метали жребий в XVII веке. Вероятно, развод бобов, хорошо известный в XIX веке, был чем-то вроде геомантии; можно полагать, что для него вовсе не обязательно использование именно плодов бобовых (в частности, есть костный развод с использованием косточек сливы, вишни и т.п.).

Церковный запрет на метание костей был всего лишь механическим повторением более раннего византийского канонического правила, появившегося, без всякого сомнения, вне связи с Росси-ей. Но в России XVII века известны случаи, когда крестьян (как это было в 1647 году) приговаривали к ссылке за колдовство, костный развод и наговоры. Был возбужден целый ряд дел, в которых кости (волшебные, гадательные) выступали в качестве улик: с их помощью и женщины и мужчины предсказывали судьбу или просто выступали их владельцами. Но при этом ни практика осуждения за хранение костей, ни указ царя Михаила Федоровича, упомянутый выше, не воспрепятствовали изданию в 1667 году указа царя Алексея Михайловича о продаже прав на торговлю зернью. В современном русском языке эквивалентом зерни стали игральные кости.

Важно отметить, что синонимом зерни выступали также жребии, жеребей, жребеи. Случайное выпадение жребия или иные сходные способы могли восприниматься как выражение судьбы или Божьего суда, а Суд Божий считался обыкновенной юридической процедурой в Московской Руси. Он включал целование креста, обращение за свидетельством к иконе, судебный поединок и метание жребия. Примеры того, как решение принималось по результату, указанному жребием, можно найти в источниках с начала XV века. В XVI веке в Московии жребий мог заменить судебную тяжбу по спорному делу. Метод был прост: имена двух соперников закатывали в одинаковые восковые шарики, клали в шапку и приглашали понятого наугад вытянуть один из шариков. Слово жеребей и уменьшительное жеребейка с XVI века постоянно встречаются для обозначения любого вида кубиков чурочек или монетки, используемых для жеребьевки при принятии решений (как в наше время перед началом спортивных состязаний), переделе земли или отправке рекрутов в армию.

Существует также довольно раннее подтверждение существования в России костей со счетными очками по типу римских или современных с единицей, противостоящей шестерке (возможно, это и были леки, упомянутые в русском каноническом праве). В миниатюре Радзивилловской летописи конца XV века изображены три кубика, на которых видны счетные метки 6, 5 и 4; их использовали, чтобы избрать жертву для языческого человеческого жертвоприношения (такие игральные кости археологически известны с X века; некоторые почему-то удлиненной формы, но с аналогичной маркировкой). Азартная игра в зернь, как уже упоминалось, серьезно беспокоила царя Михаила Федоровича (1-я половина XVII века); с не меньшим азартом, кажется, играли и в кости со счетными очками. Сохранилось поразительное свидетельство иностранца: английский писатель и ученый Джордж Тур-бервиль (секретарь сэра Томаса Рандольфа во время его посольства в Россию в 1568—1569 годах) написал три письма в стихах своим друзьям в Англии. В этих письмах он в нелестных выражениях описал Московию, ее жителей и их нравы, включая азартные игры, шахматы и кости:

Again they dice as fast: the poorest rogues of all Will sit them down in open field and there to gaming fall. Their dice are very small (in fashion like to those Which we do use); he takes them up and over thumb he throws... Похожие комментарии оставил и Ричард Джеймс в 1618 году: семь-одиннадцать — игра в кости, в которую русские проигрывают даже своих жен и детей, да и с себя проигрывают все донага, снимая последнюю рубаху.



Гадание игральными костьми и метание жребия фото, картинки

Давайте посмотрим, что думают наши читатели по этому вопросу. Если у вас есть вопрос или вы хотите поделиться мнением по этой теме, то пишите свои комментарии используя форму ниже. Также не забывайте поделиться этой статьей с другими. Уже поделились 283 человек.



Оставьте комментарий к этой записи ↓

* Обязательные для заполнения поля
Внимание: все отзывы проходят модерацию.