Ингрессии, лунации, затмения

“Начало года различные люди помещали в разные времена. Одни помещали его в весеннее равноденствие, другие — в разгар лета и многие в позднюю осень; но все они возносили похвалы самым видимым дарам Гелиоса... Наши праотцы... распорядились праздновать Новый год..., когда царь Гелиос возвращается к нам снова и, оставляя крайние южные области и обогнув Козерог, как-будто это спортивные ворота, продвигается с юга на север, чтобы дать нам нашу долю благодеяний года.”

Император Юлиан, 331-363 годы н.э.

Дневные и сезонные движения Гелиоса, невидимого Солнца, и месячные движения Селены, Луны - самые привычные и яркие небесные циклы. Поэтому неудивительно, что еще по крайней мере со времен Птолемея ингрессии Солнца в кардинальные знаки, отмечающие начало четырех времен года, и лунации и затмения, отмечающие месяцы, стали главными циклами, рассматривавшимися астрологами. Однако, такая акцептация означала, что астрологи близоруко сконцентрировались на этих относительно коротких циклах, веря, вопреки очевидности, что они каким-то образом могут открыть им больше, без дополнительной помощи.

Чтобы эффективно использовать эти циклы, их необходимо рассматривать в широких рамках иерархии циклов, которая обсуждалась в главе 6. Мы будем на правильном пути, связывая идеи, выражаемые любым циклом, с соответствующей временной шкалой проявления. Те немногие, которые пусть частично, но старались это сделать, как Андре Барбо и Барри Линс, начали раскрывать истинную глубинную основу времени и выступали с прогнозами, основанными на постоянно растущей перспективе и поэтому имеющими большее конструктивное и целебное значение для общества.

Можно сказать, что узкий традиционный подход с тенденцией концентрироваться на ингрессиях и лунациях без связи с более широкой картиной, включающей циклические карты и карты наций, групп, организаций и ведущих фигур, ведет к блокированию плодотворных направлений в исследованиих. В самом деле, плохая репутация, установившаяся в настоящее время за мунданными прогнозами почти полностью обязана ложным ожиданиям, связанным с этими картами. Неудивительно, что это приводит к определенным резким реакциям на эти карты и, с другой стороны, к попыткам оценить их систематически.

Свидетельства против ингрессии, лунации и затмений

Хотя, как мы увидим, ингрессии, лунации и затмения, несомненно, занимают особое место в общей иерархии, обзор литературы вряд ли можно назвать ободряющим. В самом деле, несмотря на их популярность и широкое использование, нельзя сказать, что они принесли урожай выдающихся прогнозов. Напротив, как мы увидим в главе 14, их слишком вольное использование было главной причиной обескураживающих "не военных" прогнозов большинства европейских астрологов, включая Чарльза Картера, в 1939 году.

Реакция против массового бездумного принятия к использованию этих карт не нова. Так, Кеплер вообще не использовал ингрессии. Он саркастически писал против "бессмысленного" применения этих карт. Это неудивительно, так как Кеплеру было известно, что использовавшиеся астрологами в начале семнадцатого столетия астрономические таблицы отклонялись от действительного положения Солнца на полградуса, и в результате это давало ошибочные карты! Но даже обладая точными таблицами, некоторые современные авторы пришли к почти столь же резко отрицательному отношению к использованию этих карт. Например, Картер, один из основных исследователей мунданной астрологии этого столетия, в своей послевоенной книге делает следующий вывод:

“Опыт исследования многих карт ингрессии в период 1939-45 годов убедил меня, что если только сильно не включен угол, значение их очень невелико, разве только в самом общем смысле. Они образуют фон, и только. Невозможно надежно предсказать на их основе, если не делать это в столь общей форме, что результаты имеют малую ценность... Натальную карту страны и ее правителя, если их можно определить с точностью, следует считать несравненно более истинной и более научной основой для мунданного предсказания”.

Также и Барбо, один из немногих проведший систематический анализ многих сотен таких карт, осудил доверчивость коллег к этим картам. В отличие от его значительных результатов в других областях, исследования угловых положений планет во время ингрессии и лунации дали результаты на уровне абсолютно случайных.

Так, Барбо и Лекорр рассмотрели 93 основных случаев возникновения войн между 1850 и 1969 годами. Исходя из того, что угловым планетам всегда придавалось очень большое значение при интерпретации этих карт, они отметили планеты, расположенные в пределах 10 градусов от каждой из четырех угловых точек в 404 соответствующих ингрессиях и лунациях, относящихся к открытому проявлению враждебности. Использование такого орбиса дает всего 80 градусов (по десять с каждой стороны каждого угла) из 360, или 1:4,5, которые можно считать "угловыми". Допуская существование 404 положений каждого из девяти небесных тел Луны, Меркурия, Венеры, Марса, Юпитера, Сатурна, Урана, Нептуна, Плутона, можно статистически ожидать, что каждое из этих тел будет угловым случайным образом в примерно 91 случае из 404. В действительности, наблюдавшееся число случаев, когда каждое тело оказалось в пределах 10 градусов от угла, было следующим: Луна - 94, Меркурий - 92, Венера - 90, Марс - 80, Юпитер - 100, Сатурн - 88, Уран - 92, Нептун -87, Плутон - 87. Здесь, очевидно, нет значительного отклонения от ожидаемого. Наибольшие отклонения — Марса на 11 случаев меньше ожидаемого и Юпитера на девять случаев больше, чем при случайном событии, — хотя и незначительны, но это как раз отклонения в противоположную сторону той, которая предсказывается традиционной астрологией! Большинство астрологов определенно ожидало бы во время взрывов враждебности между нациями увидеть МА чаще среднего, a JU реже, чем в среднем, а не наоборот. Хотя Барбо опубликовал все относящиеся к этому исходные данные, мы пока не смогли исследовать и оценить эти карты, чтобы выяснить, не дадут ли лучшие результаты отдельные категории, как ингрессии или затмения, если рассмотреть их таким же образом, но взятые вместе, или не улучшит ли картину значительное сужение орбиса. Но пока результаты, действительно, не обнадеживают. Даже исследовав общий паттерн распределения МА в дневном круге для этих карт, как рекомендовал Джон Эдди, нам не удалось найти чего-либо очень значительного. Так, хотя МА имеет небольшое предпочтение к области, расположенной вскоре после захода Солнца, средним градусам шестого дома, оно по определению не настолько сильно, чтобы иметь практическое значение и уж точно не подтверждает традицию. Конечно, эти результаты не показывают, что МА, угловой в таких картах, не совпадает со взрывами марсианской активности других видов. Но во всяком случае, они вполне решительно указывают, что Марс с меньшей вероятностью окажется в пределах 10 градусов от угла в таких картах во время войны!

Сам Барбо делает такой вывод из своих исследований: "Я не могу удержаться от мысли, что эти результаты уничтожают всякую возможность локализации событий с помощью ингрессий и лунаций... Я дрожу, думая о своих коллегах, которые делают предсказания, основываясь только на этих картах." Этот вывод, безусловно, очень согласуется с практическим опытом Картера. Если два таких гиганта

в чем-то согласны, невозможно легко отнестись к их суждению. Ясно, что значение этих карт этим не ограничивается, и их возможное использование распространяется за их видимые пределы. Подобно музыканту, пытающемуся сыграть генделевскую "Аллилуйя" на свистульке, мы не должны удивляться, если наши интерпретации не сразу осознаются. Но, может быть, мы хотя бы сможем получить какие-то ключи к "основной теме", если внимательно прислушаемся к этому инструменту?



Ингрессии, лунации, затмения фото, картинки

Давайте посмотрим, что пишут наши читатели про астрологию. Если у вас есть вопрос или вы хотите поделиться мнением по этой теме, то пишите свои комментарии используя форму ниже. Также не забывайте поделиться этой статьей с другими. Уже поделились 311 человек.



Оставьте комментарий к этой записи ↓

* Обязательные для заполнения поля
Внимание: все отзывы проходят модерацию.